ФЭНДОМ


Храм (англ. - Temple) - это шестнадцатая и последняя локация в Amnesia: A Machine For Pigs. Это видно в самом конце игре, когда Мандус приходит к ядру Машины, чтобы пожертвовать собой для её отключения.

Информация Править

Кажется, храм основан на ацтекских храмах и их жертвенном алтаре, с которым Мандус столкнулся во время своей экспедиции в Мексику. На вершине храма он видит своих детей, пронзённых кольями. Неизвестно, является ли храм продолжением Машины или частью сознания Мандуса из-за влияния Сферы на его душу.

Енох, Эдвин, Освальд и я Править

"Грядет ваш век. Они съедят их, Мандус, они превратят вас всех в свиней, они вопьются в ваши ребра и сожрут ваши сердца!"

- Машина, умоляя в последний раз, когда Мандус приходит к ядру Машины.

Когда Мандус прибудет в это место, Инженер (вторая половина души Освальда, заключённая в Машине) попытается убедить его не мстить. Мандус идёт по мосту с бездонной пропастью под ним в движущийся конвейерный коридор, где он видит призраков своих детей, наблюдающих за ним, медленно дрейфующих до конца. Наконец Мандус натыкается на гермодверь и, открыв её, видит сам храм.

Game loading temple

Экран загрузки Храма.

Поднявшись по длинной лестнице, слушая монолог Машины о грядущем XX веке, он видит двух своих детей, пронзённых на вершине храма. Затем он нажимает кнопку, которая деактивирует Машину в целом, что также стоит ему жизни, вырвав его сердце из тела, пока он ещё жив (подобно ацтекскому ритуалу жертвоприношения).

На последнем вздохе он видит, как выключается свет. Он также слышит колокол над головой, который объявляет о вступлении мира в новый век.

Мелочи Править

  • На открывающей гермодвери в конце конвейерной ленты, Мандус автоматически положит вниз фонарь.
  • Если удалить туман с синим фильтром, то в начале финального ролика верхняя часть храма пуста (трупа Мандуса на самом деле там нет).
  • Огни над металлической решеткой, прежде чем вы достигнете конвейерной ленты, напоминают Сферы.
  • Возможно, что вся локация является галлюцинацией. Некоторые теории этого следуют:
    • До этого момента разум Освальда уже начал ухудшаться из-за его болезни, в результате чего галлюцинации в поздней части игры увеличились по частоте и интенсивности (пропадание дверей в туннелях Фабрики и в машинном отделении, детский чердак из особняка с Свиночеловеком и церковные окна в каныжной. Последняя локация тоже имеет подобные странности в интерьере.
    • Многочисленные случаи, когда Мандус видел своих мёртвых детей на протяжении всей игры, отбрасывают всякие сомнения по поводу их иллюзорности (к тому времени их тела были давно разложены, грудные клетки оставлены в Мексике, а черепа закопаны в Лондоне).
    • Было бы бессмысленно иметь целый храм под Лондоном, да и не было бы самой возможности для этого. У Мандуса не было времени опустошить всё пространство под Лондоном, чтобы построить это сооружение. Скорее это метафора самой Машины: механизированный храм ацтеков, совершающий автоматические жертвоприношения, чтобы поддерживать себя в рабочем состоянии.
    • Возможно, галлюцинация была вызвана электрификацией сердца в предыдущей локации. Последнюю локацию можно рассматривать, как Освальда, противостоящему самому себе и приходящего к соглашению с тем, кто он есть и что он сделал в свои последние моменты. Возможно, что сердце, подвешенное на зубцах в Южной башне, на самом деле принадлежало Профессору А. Тогда Мандус в самом деле пожертвовал собой ради отключения Машины, но это произошло в Южной башне. Либо сердце принадлежало самому Мандусу, и это - метафора на его вклад в создание Машины (а он её отключил другим способом).
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.