Amnesia вики
Advertisement
Amnesia вики
678
страниц
AJ Phonographs model

Фонографы (англ. Phonographs) — приборы для записи и воспроизведения звуков, которые можно найти в различных локациях в игре «Amnesia: A Machine for Pigs». Они содержат записи разговоров между Освальдом Мандусом и профессором A, который посетил главного героя чуть более чем за неделю до возможной смерти первого в канун нового 1899 года.

Первый фонограф[]

Освальд Мандус: «Вы не против, если я это запишу? На мой взгляд, это полезная вещь.»
Профессор А: «Ах, у вас есть эта замечательная штука де Мартинвилля? Нет, конечно, я не против, друг мой.»
Освальд Мандус: «Это по моим собственным чертежам, профессор, вместе со всем, что вы видите.»
Профессор А: «Очень полезная штука. Вы, конечно, понимаете, зачем господин министр прислал меня? И что они обеспокоены?»

Второй фонограф[]

Профессор А: «Должен признаться, друг мой, вы выглядите отвратительно.»
Освальд Мандус: «Да, похоже я подхватил какую-то заразу в Мексике.»
Профессор А: «Понимаю. Вам пришлось пройти через такое… что каждый мог сломаться. Но вам удалось устоять. Ваш прекрасный завод, ваша благотворительная деятельность. Это просто чудо. Для одного человека…»
Освальд Мандус: «Вам всё станет ясно, профессор. Но, для начала, по бокалу?»

Третий фонограф[]

Профессор А: «Впечатляет, да, впечатляет. И это ты всё построил. Боже, да ты наверно хорошенько потрудился.»
Освальд Мандус: «Просто невероятно, как трагедия проясняет разум. Что мне было делать? Впасть в депрессию и отчаянье? Почему бы тогда просто не помереть в тех джунглях среди заброшенных храмов.»

Четвёртый фонограф[]

Освальд Мандус: «Ваша вера сковывает вам взор, профессор, это как железные оковы, которые не позволяют вам шагнуть в будущее. Нам нужно новое божество, из пара, и шестерёнка, из магнетизма и прогресса. Старый Бог просто жалкая свинья, сплевывающая отходы на человечество.»

Пятый фонограф[]

Освальд Мандус: «Эти люди, профессор, так называемые дальновидные люди! Они бы приковали массы к колесу и крутили бы его, пока их спины не сломаются. И все ради этого наркотика, жажды наживы. Эти дураки, прислуживающие им, эти священники, чиновники… правительство. Они нас всех за скот держат!»
Профессор А: «Но каково решение, дражайший, как разорвать порочный круг. Вы не можете просто забрать обратно обещания лучшей жизни у этих неудачников. В тюрьмах и детских домах вера в бога является единственной отдушиной!»
Освальд Мандус: «Мы не должны ждать! Мы можем воплотить рай сейчас! Мы можем ускорить крестные муки! Достаточно лишь небольшой жертвы, чтобы сдержать апокалипсис. Достаточно лишь небольшой жертвы, чтобы снять с себя оковы и доставить их в рай.»

Шестой фонограф[]

Освальд Мандус: «Но мы можем их спасти, мы можем освободить их. Мы можем сменить старый загнивший мир на новый и чистый!»
Профессор А: «Мистер Мандус, вы говорите, как настоящий фанатик.»
Освальд Мандус: «А разве я могу говорить иначе, профессор? Как может любой человек с высокой моралью просто стоять и смотреть, как этот мир тонет в собственных экскрементах?»
Профессор А: «А ваш инженер, этот мечтатель, с которым вы вместе встали на этот пусть, он разделяет ваши взгляды?»
Освальд Мандус: «Конечно, да, безусловно. Бедный парень уже видел это раньше. И это не первая великая цивилизация, которую ему довелось оплакивать.»
Профессор А: «Поэтому вы быстренько позаботились обо всём по возвращению?»
Освальд Мандус: «Именно, именно. Такие вещи нельзя оставлять гнить на дереве. И спонсоров удалось найти на удивление быстро. Я говорю вам, профессор, жадность манит богатых людей к вашим дверям, как свиней к трюфелям.»

Седьмой фонограф[]

Профессор А: «Похоже, вы подверглись довольно основательным изменениям в Мексике, мистер Мандус.»
Освальд Мандус: «Вы не могли их заметить самостоятельно, и не заметили, профессор. Когда мы высадились на берег, даже со своим жаром я заметил руины так называемого прогресса. Я увидел голод и болезни, гниль и обломки, загрязняющие воды Империи. Мы разрушители, и вы, и я, все мы, и мы загрязняем мир.»
Профессор А: «И вы решили взять на себя роль спасителя?»
Освальд Мандус: «Профессор, я не был бы таким самоуверенным. Я всего лишь посредник. Я создаю структуру, которая повалит на землю наши вечные муки и задушит их паром.»

Восьмой фонограф[]

Профессор А: «И они не чувствуют боли. Разве это гуманный процесс?»
Освальд Мандус: «Гуманный, профессор? Мы судим о допустимом уровне страданий исходя из человеческих условий? Спросите у бомжа, профессор. Спросите у сироты, спросите у проститутки. Спросите голодных, профессор, спросите слабых, больных, убогих. Спросите у них, пусть они определят гуманность!»

Девятый фонограф[]

Профессор А: «Я могу с ним познакомиться? С вашим великим инженером? Как замечательно! Должен признаться, мистер Мандус, моя радость почти безгранична!»
Освальд Мандус: «Да, я вижу. Пройдемте сюда, профессор. Я буду прямо за вами.»
Профессор А: «Мандус? Мандус, где вы, чёрт побери? Я ничего не вижу. Мандус!»
Освальд Мандус: «Мы свиньи, профессор. Мы все свиньи.»

Интересные факты[]

  • В более ранних версиях игры фонограф на бильярдном столе появлялся на столе в маленькой комнатке.

Примечания и навбоксы[]

Advertisement