Amnesia вики
Advertisement
Amnesia вики
678
страниц
На данной странице нет иллюстраций!
В ней отсутствуют изображения, которые могли бы хорошо проиллюстрировать предмет статьи. Вы можете помочь нам, проиллюстрировать её, загрузив необходимые файлы на вики. Пожалуйста, соблюдайте требования к файлам при загрузке изображений.

Дневники, которые можно найти в игре «Amnesia: The Dark Descent». Все записки рассортированы по алфавитному порядку.

Дневник Дэниэла — Алжир (1/3)[]

NoImage

16 мая 1839 г.

Лучи неумолимого африканского солнца продолжают донимать нашу экспедицию, и вследствие этого мы можем вести раскопки только в сумерках. Как профессору Герберту удалось найти это место среди бескрайних равнин — загадка. Когда я снова спросил его про гробницу, он поведал мне легенду о Тин-Хинан, «всеобщей матери». История сама по себе интересная, но мне кажется, что за ней скрыто что-то ещё.

Тем же вечером мы нашли в дюнах ход, который ведёт к некоему сооружению, занесённому песком. Профессор был уверен в том, что это и есть гробница, которую мы ищем. Он приказал остальным проложить нам дорогу — это было уже холодной, тёмной ночью.

Завтра я поведу людей к этому древнему сооружению. Надеюсь, мне удастся добраться до погребальной камеры. Я не знаю, что скрывает профессор, но мы, наверное, откопаем что-нибудь интересное — то, что стоит отвезти в Британский музей.

16th of May 1839

The unflinching African sun has continued to plague our expedition, making it impossible to dig until dusk. How Professor Herbert managed to find the location in these vast plains of nothingness remains a mystery to me. When I asked him about the tomb again, he told me about the legend of Tin Hinan, "the mother of us all". An interesting story in its own right, but I can’t help feeling there’s more.

Later that evening, we uncovered a passage beneath the dunes leading to a sand-covered stone structure. The professor was confident it was the tomb we sought and ordered the others to clear the way-- late into the dark cold night.

Tomorrow, I shall lead the men into the ancient structure, hoping to reach the burial chamber. No matter what the professor is keeping from me, the dig should yield something interesting to take back to London and the British Museum.

Дневник Дэниэла — Алжир (2/3)[]

NoImage

17 мая 1839 г.

Я пишу эти слова, пытаясь побороть дрожь. Я должен составить хронику своих злоключений — боюсь, что память подведёт меня, если я промедлю…

Сегодня я взял людей и пошёл в тёмный древний ход, который мы обнаружили. Наши факелы едва разгоняли темноту, пока мы медленно спускались под землю по осыпающимся каменным ступеням. Мои люди были напуганы и вспоминали разные суеверия. Они громко спорили, и я почувствовал, что их странный язык действует мне на нервы. Я собрался с силами и прикрикнул на них.

Грубо вырезанный в каменной толще коридор сбил меня с толку. Мы думали, что это сооружение было построено в 4-м веке, но мне показалось, что он гораздо старше. Извилистый коридор привел нас в огромную аванкамеру. У стен там стояли статуи, подобных которым я никогда не видел. Несмотря на это, они показались мне странно знакомыми — и это чувство до сих пор меня преследует. У противоположной стены проход перекрыла огромная каменная плита. Я приказал поднять её, и протиснулся в узкую щель, а затем тяжёлый камень внезапно упал.

Я оказался в ловушке.

17th of May 1839

My hands tremble as I write. I feel a need to document my tribulation for I fear that my memory will fail me if I linger.

Today I took some men and ventured into the dark ancient passage we uncovered. Our torches burned faintly in the murky air as we slowly made our way underground. The men were superstitious and fearful. They argued loudly and I felt their strange language getting to me. I mustered my strength and yelled at them to continue down the slopes and broken steps.

The crudely carved passage confused me. It looked much older than the 4th century structure we had expected. The twisting path emerged into a great ante-chamber. The walls were lined with statues unlike any I’d ever seen. Despite their unearthly quality I felt a strange familiarity toward them, which haunts me still. At the far end of the chamber, a great slab of stone sealed off whatever lay ahead. I gave the order to raise it, and as I pushed through the narrow space, the heavy stone suddenly dropped, sealing me inside.

I was trapped.

Дневник Дэниэла — Алжир (3/3)[]

NoImage

17 мая 1839 г. — внутри камеры

Я колотил по камню целую вечность, но затем понял, что это бесполезно. Я оказался в ловушке. Задыхаясь, я рухнул на пол. Я попытался сосредоточиться, а затем увидел тусклое голубое сияние.

Я слишком ослаб и не мог идти, но пополз навстречу волшебному свету. Он ждал меня. Я чувствовал, как он влечёт меня к себе. Я дотянулся и взял его в ладони.

Свет выскользнул и, вспыхнув, повёл меня за собой, открывая мне чужие воспоминания о спиральных башнях, бесконечной пустыне и невероятной геометрии.

Очнувшись, я услышал скрежет — кто-то поднимал каменную плиту. Кто-то говорил по-арабски, тянул меня в безопасное место. А мои руки крепко сжимали фрагменты весьма необычного артефакта.

17th May 1839 — Inside Chamber

After pounding the unforgiving stone wall for what seemed like an eternity, I realized it was hopeless. I was trapped. I fell to the ground gasping for air, trying to focus. That’s when I saw a faint blue shimmer.

My weakened body was heavy to carry, but I managed to push myself towards the enchanting light. It was waiting for me. Enclosed in dark nothingness I felt myself drawn to the mystic light. I reached out closing it in my hands.

The faint glow escaped my fingers and began to spark brightly and spirit me away. Unlocking alien memories of spiralling towers, endless deserts, and impossible geometry.

The next thing I can remember is the grating sound of stone being lifted. The voices of the Arabs pulling me to safety. And grasped firmly in my hands was the broken pieces of a most peculiar relic.

Дневник Дэниэла — Бренненбург (1/3)[]

NoImage

2 августа 1839 г.

Я прибыл в деревню Альтштадт. Это — тихое местечко посреди огромного леса, последняя остановка на моём пути в замок Бренненбург. Сейчас уже вечер, и верховой, который сопровождал меня от самого Бремена, посоветовал мне переждать до утра.

Я снял комнату в «Дер Мюле», единственном местном постоялом дворе, и теперь жду рассвета. Я пытался заснуть, но когда я закрываю глаза, то передо мной встают люди, погибшие в Лондоне. Страх и стыд заставляют меня раз за разом видеть одни и те же картины.

Эти люди погибли из-за меня.

2nd of August 1839

I have arrived at the village of Altstadt. It’s a haven in the midst of a vast forest and it’s the last stop before my final destination, Castle Brennenburg. It’s late in the evening and the outrider, who has been with the coach since Bremen, advised me to wait until morning before I venture further.

I have arranged for a bed at Der Mühle, the village’s only inn, and am now waiting for the sun to rise. I try to sleep, but as I close my eyes I see the men who fell victim in London. My fear and shame forces me to witness the same scenes over and over.

They are dead because of me.

Дневник Дэниэла — Бренненбург (2/3)[]

NoImage

3 августа 1839

У меня такое чувство, что мне удалось бежать от мирских забот. Бренненбург — величественный замок на поросшем лесом холме. Даже самые высокие сосны не могут заслонить его. К нему ведёт извилистая дорога, и когда перед тобой наконец возникают ворота замка, создаётся впечатление, будто ты обнаружил что-то давно забытое, словно ты вместе с Марко Поло прибыл в таинственный Занаду.

Барон Александр — своеобразный, но довольно любезный человек. Похоже, он хорошо образован и вовсе не такой эксцентричный, как я предполагал. Мне отвели роскошную комнату, с которой не сравнятся номера в лучших гостиницах на много миль вокруг.

Солнце клонится к закату, и сказочный Бренненбург становится зловещим и мрачным. Странные слуги Александра не отходят от меня буквально ни на шаг. Они молчаливые, и все их обязанности, похоже, состоят в том, чтобы прятаться и красться. Александр очень доволен тем, что я здесь. По его словам, я прибыл сюда как раз вовремя.

3rd of August 1839

I feel like I have fled the world and all its worries. Brennenburg is a majestic creation perched upon a forest-clad hill with towers reaching well above even the highest pine trees. Following the winding road leading to the gates gives the impression of discovering something forgotten, as if journeying with Marco Polo to the hidden Xanadu.

Alexander, the baron, is a peculiar but gracious man. He seems well versed in worldly matters and is not at all as eccentric as I assumed. My room is exquisite and I am confident that no hotel for miles could even hope to match it.

As the sun sets on Brennenburg its fairy-tale varnish turns to an eerie gloom. Alexander’s strange servants are never far away. They are a quiet lot and their behavior could only be described as skulking. Alexander seems pleased by my presence. As he puts it, it seems like I got here just in time.

Дневник Дэниэла — Бренненбург (3/3)[]

NoImage

4 августа 1839

Ночью мне приснился кошмар. Из-за этого я проснулся под утро и не сразу сообразил, где я нахожусь. Вскоре в мою дверь постучали. Александр услышал мои вопли и попросил меня присоединиться к нему в зале.

За чашкой чая Александр стал рассказывать ему то, что ему известно о моём шаре. Похоже, что за найденным мною шаром тянется длинная, чёрная тень. Он — не только мощный, но и опасный артефакт. Одно прикосновение пробуждает скрытые в нём силы, и если человек не хватает силы воли для того, чтобы его контролировать, то шар его пожирает. Тень медленно следует за владельцем шара. Она стремится завладеть артефактом и убивает всех на своём пути.

Я сказал, что на силу шара мне плевать, что я готов от него избавиться. Александр посоветовал этого не делать. Он сказал, что для тени я всё равно часть пути к шару, и поэтому она рано или поздно меня убьёт. Но если шар будет у меня, тогда у меня, по крайней мере, будет шанс оказать сопротивление. Я напомнил Александру его слова о том, что он может меня защитить. Он ответил, что это возможно — но за это придётся заплатить.

4th of August 1839

The nightmares woke me up in the early morning and for a moment I forgot where I was. Shortly after there was a knock on my door. Alexander had heard my screams and asked me to join him in the parlor.

As we drank our tea, Alexander began to tell me what he knew. It seems like the Orb I found casts a long and dark shadow. It is not only a powerful item, but a dangerous one. Simply by touching it you invoke the powers within and if you are too weak to control it, it will devour you. The shadow is a sluggish thing lagging behind the wielder, killing anyone or anything in its path to reclaim the Orb.

I said I didn’t care about its powers and that I should throw it away. Alexander advised against this as I would still be a part of the path to the Orb and eventually suffer death. Having the Orb, I would at least have the chance to fight back when the time came. I asked Alexander what he meant when he said he could protect me and he answered that things can be done — but at a price.

Дневник Дэниэла — Визит (1/1)[]

NoImage

18 августа 1839 г.

Сегодня вечером мы овладеем силой шара и навсегда прогоним тень, которая преследует меня. Я чувствую, что она приближается, и ещё сильнее чем раньше опасаюсь за свою жизнь.

Неподалёку от Альтштадта есть маленькая ферма, где живёт крестьянин Циммерман с женой и тремя детьми. Мы отправились туда в карете. Нас никто не ждал, и Александру удалось оглушить Циммермана, не поднимая шума. Пока он разбирался с работниками, я пошёл искать детей.

Теперь нам хватит пленников, чтобы завершить ритуал.

18th of August 1839

Tonight we will unlock the power of the Orb and ultimately banish the Shadow hunting me. I feel it closing in on me and I fear for my life more than ever.

Just outside Altstadt lies a small settlement where Zimmermann, a dairy farmer, lives with his wife and three children. We took the coach and went there. Our visit was unexpected and Alexander was able to strike Herr Zimmermann down without alerting the others. As he went to take care of the farm hands, I began to look for the children.

We should have more than enough prisoners to finish the ritual now.

Дневник Дэниэла — Возвращение (1/2)[]

NoImage

22 июня 1839 г.

Последний раз я писал в дневнике более месяца назад. После того события в алжирской гробнице профессор Герберт настоял на том, чтобы я вернулся в Англию. Он сказал, что если мне станет хуже, то под ударом окажется вся экспедиция. Оглядываясь назад, я понимаю, что это решение было излишне суровым, но я рад, что всё так вышло.

Сегодня утром я разбирал коллекцию разных диковин, которые привёз из Африки, и среди них нашёл свой дневник. Рядом с ним лежал расколотый каменный шар, завёрнутый в тряпицу. Я попытался сложить части вместе, но не смог. Они не совпадают — словно принадлежат разным объектам. Может, я всё придумал? Существовал ли целый шар на самом деле?

22nd of June 1839

It’s been more than a month since my last entry. After the event inside the underground chamber in Algeria, professor Herbert insisted I return to England. He said he didn’t want to risk forfeiting the entire expedition lest I took a turn for the worse. An excessive decision in retrospect, but I’m glad it turned out that way.

I found my journal this morning in the haphazard collection of things brought home from Africa. Next to it lay the broken stone orb wrapped in cloth. I tried to assemble it, but couldn’t. The pieces wouldn’t fit together, as if they weren’t from the same object. Could I have imagined it all? Was there ever a complete orb?

Дневник Дэниэла — Возвращение (2/2)[]

NoImage

25 июня 1839 г.

Я чувствую необходимость вести дневник дальше — несмотря на то, что он предназначался для описания моей поездки в Африку. Я уверен, что это что-то важное. Я поставил себе целью соединить части шара, но это оказалось сложнее, чем можно было бы себе представить. Его части ведут себя странно. Они, кажется, меняют цвет, форму и структуру — но практически незаметно.

Вчера я тщательно замерил части шара и составил список значимых меток. Сегодня мои предположения подтвердились. Части меняются. В ужасе я бросился к сэру Уильяму Смиту — лучшему геологу Лондона. К цели своего визита я подбирался с осторожностью. Мы заговорили о том, как камни меняют форму. Он рассказал мне о природе стекла, о том, как оно постепенно сплющивается, словно лёд, который тает в течение нескольких столетий.

Слова Смита немного меня успокоили, но я всё равно не могу избавиться от ощущения, что эти осколки обладают сверхъестественными свойствами.

25th of June 1839<br
I feel the need to continue this journal, even though it was intended for my journey to Africa. This must be something very important, I just know it. I’ve taken it upon myself to piece the orb back together, but it’s been more difficult than one might think. The pieces are behaving strangely. They seem to change color, shape and texture, but ever so slightly.

Yesterday I took careful measurements and notated any significant markings. Today, I confirmed my suspicions. They were changing. I was terrified and rushed off to see the finest geologist in London, Sir William Smith. I approached the subject with care, and we discussed how rocks change form. He told me about the nature of glass, how it eventually collapses on itself, like ice slowly melting over the course of centuries.

Smith eased my mind a bit, but I can’t escape the feeling that these shards have otherwordly properties.

Дневник Дэниэла — Месть (1/1)[]

NoImage

19 августа 1839 г.

Это несправедливо! Я ни в чём не виноват — мной манипулировал этот демон. Он сыграл на моём чувстве вины и обманом заставил вступить в бой с тенью в одиночку. Коварный злодей! Он рассчитывает, что я добровольно пойду на смерть, чтобы безграничная сила досталась ему?<br
Александр, я убью тебя за всё то, что ты сделал. О, если бы тень догнала меня в Лондоне или Алжире, тогда бы мне не пришлось бы пережить такой позор! Ты превратил меня в убийцу, в монстра!

А теперь я просто жду, когда придёт смерть. Силы покинули меня. Я едва держусь на ногах. Глаза, залитые слезами, ничего не видят. Я сломан — как и люди, которых я пытал. О, если бы я мог избавиться от страха так же, как мы избавлялись от них.

19th of August 1839

It’s not fair! I’m not to blame. I’ve been manipulated by that demon. He played my guilty conscious and duped me into facing the Shadow alone. That vile conspiring man. He expects me to meet my death as he steals power beyond imagination?

Alexander, I will kill you for what you have done. If only the Shadow had caught me in London or Algeria I wouldn’t have to suffer this humiliation. You made me a murderer, a monster!

And now, I merely await my death. I am too weak to press on. I can hardly stand as my knees fail me. I cannot see as my eyes are dressed in tears. I am as broken as the men I have tortured. If only I could wipe my fear away as we did with them.

Дневник Дэниэла — Откровения (1/3)[]

NoImage

2 июля 1839 г.

Сегодня я получил письмо из канцелярии губернатора Алжира, повествующее о судьбе экспедиции Герберта. Приблизительно через неделю после моего отъезда Абдулла — один из тех, кто путешествовал вместе с нами — вернулся из пустыни, сильно раненый, словно на него напал лев. Он нёс какой-то бред о том, что на экспедицию якобы набросилась некая ужасная тварь.

Французы быстро отправили отряд на поиски. Через несколько дней он обнаружил брошенный лагерь. Никаких следов Герберта или его людей. Завтра я заберу на таможне вещи, найденные в палатке Герберта. Я не знаю, что и думать, но беспокоюсь за него.

2nd of July 1839

I received a letter today from the Algerian governor’s office disclosing the fate of Herbert’s expedition. About a week after my departure, Abdullah, one of the men traveling with us, returned from the desert. He was badly injured, as if maimed by a lion. The man rambled deliriously about the expedition being attacked by something horrible.

The French quickly dispatched a search party to look for the expedition. After searching for days, they found the camp abandoned without any trace of Herbert or his men. Tomorrow I’ll retrieve the things they recovered from Herbert’s tent at the customs house. I don’t know what to make of it, but I’m worried for him.

Дневник Дэниэла — Откровения (2/3)[]

NoImage

3 июля 1839 г.

Сегодня я забрал на таможне вещи Герберта. Я разобрал его бумаги и нашёл дневник, посвящённый нашей экспедиции. В нём краткие заметки перемежались с яркими, подробными описаниями событий. Я быстро пролистал дневник, пытаясь понять, что произошло.

17 мая, в день, когда я оказался заперт в камере с шаром, Герберт сухо сообщает:

«Дэниэл попал в ловушку. Через час мы его извлекли»

Эти слова совсем сбили меня с толку. Через несколько минут, проведённых в камере, я начал задыхаться. Как же я мог провести там час?

Я стал читать дальше. Герберт излагает факты холодно и бесстрастно, но внезапно я почувствовал скрытую в тексте досаду. Он давил на своих людей, заставлял их исследовать ту подземную гробницу, и из-за этого их психическое напряжение достигло предела. Люди теряли рассудок, и для того, чтобы продолжить работу Герберту пришлось пойти на чрезвычайные меры. В конце концов он сам посетил камеру и вынес оттуда шар.

Ничего не понимаю. Если шар у него, то что тогда эти части, лежащие у меня в гостиной?

3rd of July 1839

Today I picked up Herbert’s things at the customs house. I dug through the trove of documents he had carried and found a log detailing the expedition. The nature of this text ranged from quick notes to colorful accounts of transpired events. I skimmed the pages, trying to figure out what might have happened.

May 17th, the day I was trapped inside the orb chamber, Herbert dryly states.

«Recovered Daniel after one hour of entrapment.»

This confused me greatly. I was suffocating within minutes. How could I have lasted an hour?

I continued reading the peculiar text. Herbert states his facts without judgement or passion, but suddenly I could read frustration into his text. He pushed his men to investigate the underground tomb, an effort which seems to have strained the minds of his men. Madness spread through the ranks and Herbert had to take some extreme measures to continue. He finally visits the chamber himself where he retrieves the orb to the surface.

His account confuses me greatly. If he has the orb, what are those pieces in my drawing room?

Дневник Дэниэла — Откровения (3/3)[]

NoImage

4 июля 1839 г.

Готово. Шар собран. Ночью мне приснился кошмар, и я проснулся совсем без сил. Дрожа и обливаясь потом, я пошёл в гостиную с чашкой чая. Части артефакта лежали на столе, где я их оставил. Но почему-то я вдруг понял, что нужно делать. Я взял смолу, которой собирался намазать части, и ловко соединил эти фрагменты, получив тот самый каменный шар, который я так хорошо запомнил. Смола оказалась не нужна — части объединились сами по себе, без посторонней помощи.

Теперь на моём столе лежит древний каменный артефакт. Он настолько ровный и гладкий, словно его сделали на фабрике. Всё это очень странно.

4th of July 1839

It’s done! The orb is assembled. I was awakened by an exhausting nightmare. Shaking and sweating I retired to the drawing room with a cup of tea. The relic pieces lay spread across the table as I’d left them. But somehow, I knew how it was supposed to be. I fetched the tar, which I had prepared to fix the pieces together, and without fault I joined them, producing the orb I remembered so clearly. The tar proved unnecessary. It was pushed out from the joining pieces as they merged on their own with no adhesive.

The ancient stone relic now rests on my table. Its immaculate surface and perfect shape could have been moulded by a factory. This is all too strange.

Дневник Дэниэла — Открытие (1/3)[]

NoImage

7 августа 1839 г.

Будем честны: Александр верит в то, что иначе как магией и не назовёшь. Это меня не удивляет, и ещё по пути к нему я полагал, что ради спасения жизни и рассудка мне придётся прибегнуть к сверхъестественным силам. Поскольку я ничего в волшебстве не смыслю, то просто стараюсь не расслабляться и не поддаваться сомнениям.

Александр разбудил меня рано утром и сказал, что пора браться за работу. Похоже, ему не терпелось поскорее начать. Мы спустились в старое подземелье, где он попытался провести свои ритуалы.

Оказалось, что Александр — настоящий человек эпохи Возрождения, которого можно сравнить разве что с да Винчи. Он показал мне несколько комнат, предназначенных для экспериментов в области анатомии, алхимии и ботаники. Жемчужиной Бренненбурга, наверное, является его Святая Святых, где мы попытаемся навсегда изгнать тень шара.

7th of August 1839

There is no denying that Alexander puts a lot of faith into what I can only describe as magic. I’m not surprised, even while traveling across Europe I assumed I would have to embrace the supernatural to save my mind and life. As a novice I do everything in my power to stay focused and not dwell too much on my own doubts.

Alexander woke me up early and told me it was time we got started on our work. He was obviously excited to get going and we headed downstairs to the old dungeon where he preferred to attempt his rituals.

It turns out that Alexander is a true Renaissance man, paralleled only by Da Vinci, I’m sure. He showed me several rooms fitted for specific research such as anatomy studies, alchemy, and botany. The crown of Brennenburg must be the Inner Sanctum, a most hallowed ground, where we shall attempt to permanently banish the Orb’s Shadow.

Дневник Дэниэла — Открытие (2/3)[]

NoImage

8 августа 1839 г.

Я не был уверен, что выбрал правильный путь — вплоть до сегодняшнего дня. Александр направил силу моего шара внутрь нас. Святая Святых вспыхнула голубым огнём, и я почувствовал то же, что и тогда, в тёмной камере в Алжире. Я оказался в безумном водовороте образов. Мне было страшно, но Александр спокойно укротил эту бурю с помощью странных научных инструментов.

Внезапно среди синего света появились красные полосы, а на стенах появилась некая пульсирующая живая ткань. Александр быстро накрыл шар тканью, и эта мерзость исчезла. Похоже, тень шара находилась ближе, чем предполагал Александр. Он сказал, что мне нужно подготовиться к защитному ритуалу, который мы проведём завтра. Я не очень понимаю, на что он рассчитывает, но у меня дурное предчувствие.

8th of August 1839

I could never be certain until today that I was on the right path. Using my Orb, Alexander managed to channel its power unto us. The Inner Sanctum flared with blue fiery light and I could feel the same things I felt in the dark chamber in Algeria. It was like standing in a mad whirlpool of impressions. It was terrifying, but Alexander kept calm and wielded strange tools of science in order to tame the storm.

Suddenly the blue light was stained by strains of red and the walls burst with pulsating tissue resonating with the scene. Alexander quickly covered the Orb in some cloth and the unspeakable thing vanished. Apparently, the Orb’s Shadow is closer than Alexander thought. He said I should prepare for a warding ritual tomorrow. I’m not sure what he expects, but I have a bad feeling about this.

Дневник Дэниэла — Открытие (3/3)[]

NoImage

9 августа 1839 г.

Сейчас раннее утро; Александр занят приготовлениями к сегодняшнему ритуалу. Я смотрю на то, как он работает, и не могу отделаться от мысли — зачем? Какая ему от этого выгода? Я понимаю, что он жаждет новых знаний, но наверняка за этим стоит что-то ещё. Неужели он настолько глуп, чтобы пытаться овладеть силой шара?

Я должен признать, что вчера, когда Александр залил Святую Святых синим светом, это была лишь малая часть силы, скрытой в шаре. Возможно, мы не только избавимся от жуткой тени. Возможно, мы стоим на пороге невероятных открытий.

9th of August 1839

It is still early and Alexander is busy preparing for the ritual later today. Seeing him this worked up makes me question, why? What does he stand to gain? I realize he is curious about it all, but surely there must be more. Is he so foolish he will attempt to tame the power of the Orb?

I must admit that yesterday when Alexander flooded the Inner Sanctum with blue light, I realized we had but grazed the Orb’s true potential. This might turn out to be more than escaping a creeping shadow. It might be the beginning of something truly extraordinary.

Дневник Дэниэла — Падение (1/1)[]

NoImage

18 августа 1839 г.

В кого я превратился… Одна из девочек сбежала. Я бросился за ней наверх, догнал и…

Какова цена жизни? Сколько жизней я должен отнять, прежде чем откажусь от своей? Конечно, я прикончил бы убийцу, чтобы спасти невинного человека. Но убить невинного человека, чтобы спасти себя, хладнокровного убийцу!

18th of August 1839

I cannot believe what I have become. One of the girls escaped and I chased after her all the way upstairs. I hunted her down and…

What is a life worth? How many lives can I take before I surrender my own? Sure, I would kill a murderer to save an innocent. But to kill an innocent to save myself — a cold blooded murderer!

Дневник Дэниэла — Пленник (1/1)[]

NoImage

12 августа 1839 г.

Ритуал изгнания затягивается, и мы должны делать то, что необходимо. Я помогаю заботиться о пленниках. Когда я рядом с этими дегенератами, меня буквально выворачивает наизнанку. Никто из них даже не пытается принять заслуженную кару с достоинством. Они лгут мне, рассказывая о своей невиновности, и трусливо умоляют о пощаде. Как цивилизованные люди могли так низко пасть? Все они — злодеи, и я постоянно напоминаю себе об этом. И всё равно я благодарю Бога за то, что он послал нам этих монстров, ведь они послужат моему спасению.

В камере пыток я разглядываю различные инструменты и учусь эффективно ими пользоваться. В прошлый раз было много крови, и моя неопытность отрицательно сказалась на результате.

Когда настанет время следующего ритуала, я буду готов.

12th of August 1839

The banishment ritual is taking longer than expected and we have to do what is needed. I spend my time helping out with the prisoners. Being around these degenerates makes me ill. None of them even tries to face their punishment with any kind of dignity. They taunt me with their lies of innocence and their cowardly pleas of mercy. What can make a man fall so far from the grace of a civilized existence? They are all wicked men and I remind myself of it constantly. Still, I am thankful for God sending these monsters our way as they will serve as the instruments of my salvation.

I try to study the different tools in the torture chamber and learn how to use them effectively. Last time was messy and the effect suffered from my inexperience.

When the next warding is to be performed, I shall be ready.

Дневник Дэниэла — Призрак (1/3)[]

NoImage

5 июля 1839 г.

Сегодня я отправился в университет, чтобы получить ответы на свои вопросы. Мне удалось проникнуть в кабинет Герберта и забрать оттуда адресную книгу, а также несколько томов по интересующей меня теме.

Профессор Тэйлор с исторического факультета был весьма любезен, и я смог поговорить ним о шарах. Самым интересным аспектом оказалось то, какой след шары оставили в нашей культуре. Возможно, именно по образу таинственных шаров создан Globus Cruciger, который по сей день можно увидеть на многих королевских регалиях. В древние времена шары — символ Солнца и его силы — держали в руках жрецы.

Уходя, я случайно подслушал чей-то разговор, который сильно меня встревожил. Вчера ночью убили геолога Уильяма Смита — менее чем через две недели после того, как я обратился к нему. Я знаю, что это глупо, но почему-то не могу отделаться от чувства вины.

5th of July 1839

Today I went to the university looking for answers. I was able to sneak into Herbert’s office and pick up an address book along with some relevant text books.

Professor Taylor at the faculty of history was very helpful and I managed to approach the subject of the orbs. The most interesting aspect was the prevalent trace they had left in our culture. The mythic orbs may in fact have inspired the Globus Cruciger which so many royal regalia holds to this day. In ancient times the orbs were held by priests as a symbol of the sun and its power.

As I was leaving, I overheard a disturbing conversation. Sir William Smith, the geologist, was killed last night. Less than a fortnight had passed since I’d asked for his expertise. I know it’s silly, but I can’t help feeling responsible somehow.

Дневник Дэниэла — Призрак (2/3)[]

NoImage

14 июля 1839 г.

Я прочёл все книги по теме, которые удалось найти. Теперь мой мозг переполнен легендами и слухами, но мне не хватает какого-то озарения. Я отправил письма многим из тех, кто есть в адресной книге Герберта, и получил ответы — как обладающие ценностью, так и бесполезные.

Сегодня мне пришло письмо, которое сильно отличается от других — от одного барона из Пруссии. Он ничего не сказал о жрецах в подземных храмах — о них он даже не упоминал. Он пишет следующее:

«Я всё понимаю. Я могу защитить вас. Приезжайте в замок Бренненбург. Александр».

Что это значит? От кого он меня защитит? Меня кто-то преследует? Я выяснил, что Бренненбург находится в лесах Пруссии, недалеко от Балтийского моря. Хоть в этом письме и было меньше полезных сведений, чем в остальных, оно сильно встревожило меня и пробудило во мне интерес.

Пока я пишу эти строки, в моём сознании снова всплывают кошмары, в которых меня зовёт невероятно жуткий голос. Это голос не поддаётся описанию, это голос глубины. За последние несколько недель я много дней провёл без сна, опасаясь повторения этого кошмара. Завтра я зайду к своему врачу — доктору Тэйту. Надеюсь, он выпишет мне успокаивающее, которое помогут мне заснуть.

14th of July 1839

I’ve read every book I can find on the subject. While rich in legend and hearsay, my knowledge is lack for the insight I crave. I’ve sent letters to many in Herbert’s address book, and received answers of varying importance.

Today I got one which differed greatly from the others--- from a baron in Prussia. He said nothing about the quaint stories of priests in underground temples. He didn’t even mention them. He simply wrote:

"I know. I can protect you. Come to Brennenburg castle." Signed Alexander.

What am I to make of this? Protect me from what? Is someone after me? I looked up Brennenburg and traced it to the Prussian woods near the Baltic Sea. While being the least informative letter I’ve received, it causes me greatest distress and interest.

As I write my thoughts are drawn to my nightmares in which a most disturbing sound calls to me. A sound defying description, a voice from the void. The last few weeks have been awful with so many sleepless nights dreading a repeat of those horrid dreams. Tomorrow I shall visit my physician, doctor Tate, in hope that he can provide me with sedatives to help me sleep.

Дневник Дэниэла — Призрак (3/3)[]

NoImage

17 июля 1839 г.

Как же я до этого не додумался? Все они мертвы. Отрубленные конечности, рассечённые надвое головы, отслаивающая, словно варёная, кожа. У меня такое чувство, будто я падаю вглубь самого себя. Что происходит? Сэр Уильям Смит, профессор Тэйлор, а теперь ещё и доктор Тэйт. Оно идёт за мной? А как же иначе? Всё дело в той проклятой штуке, которую я привёз из Африки. Меня что-то преследует.

У меня нет выбора. Придётся поверить барону. Он знает больше, чем говорит. Если он ошибается, то, наверное, пожалеет об этом.

17th of July 1839

How has this escaped me? They’re all dead. Limbs scattered, heads split down the middle, their skin flayed as if boiled. I feel like I’m falling into myself. What’s happening? Sir William Smith, professor Taylor, and now doctor Tate. Is it following me? How can it not be? It’s the damned thing I brought from Africa. Something is after me.

I have no choice but to trust the baron. He better know what he claims. If he is wrong, I suspect he’ll regret it as well.

Дневник Дэниэла — Ритуал (1/1)[]

NoImage

9 августа 1839 г.

Я сильно потею и не могу унять дрожь. Этот оберегающий ритуал не мог придумать человек, находящийся в здравом уме. Я и не подозревал, что подземелья замка до сих пор служат тюрьмой. Александр приказал слуге привести одного из заключённых — убийцу, как он мне сказал. Александр всё подготовил, но сказал, что ритуал подействует только в том случае, если его проведу я. Тень можно сбить со следа с помощью чужой крови. Убив человека, мы выиграем драгоценное время.

А был ли у меня выбор? Александр сказал, что я должен это сделать. Он спасаёт мне жизнь. Я не в том положении, чтобы спорить с ним.

9th of August 1839

I can’t stop sweating and shaking. The warding ritual was not something of a sane mind. I did not even realize the dungeon was still in use. Alexander had his servants bring one of the prisoners, a murderer he told me. Alexander made all the arrangements, but he said I had to perform the ritual in order to have the right effect. The Shadow could be led astray by the blood of another. Killing the man would provide us precious time.

What else could I do? Alexander said it had to be done. He is saving my life. I don’t have the luxury of argument.

Дневник Дэниэла — Церемония (1/1)[]

NoImage

15 августа 1839 г.

Кровавые обереги не действуют. Тень зовёт, и её крик обезоруживает меня.

Скореё, времени нет, ты должен убить ещё одного.
Александр достаёт нож. Он хочет, чтобы я воткнул клинок в это тело.

Сделай это, спаси себя. Он — убийца, Дэниэл. Он злой, хладнокровный убийца.
Торопись!
Александр, оставь меня в покое. Я должен сосредоточиться.
Разрисуй человека, режь по линиям, смотри, как течёт кровь. Пусть она течёт.

Не надо! Я ни в чём не виноват!

Разрисуй человека, режь по линиям. Разрисуй человека, режь по линиям.

Не надо! — кричит человек.
Тише, тише, усни.

Я всё сделал хорошо. Одна жизнь в обмен на другую. Слышишь меня, Страж шара? Всё это я сделал для тебя. А теперь снова убери свою тень из моих владений.

Александр, у нас мало времени. Я чувствую это. Мы должны действовать быстро. Я сделаю всё, что потребуется.

15th of August 1839

The blood wards are failing. The Shadow beckons and its cry disarms my actions.

Hurry, no time to spare. You have to kill another.
Alexander produces a knife. He wants me to cut the flesh.

Do it, save yourself. He is a murderer, Daniel. He is evil — a cold-blooded killer.
Hurry!
Alexander, you must let me be. I have to concentrate.
Paint the man, cut the lines. Cut the flesh, watch the blood spill — let it come.

Please, I didn’t do anything.

Paint the man, cut the lines. Paint the man, cut the lines.

Please! the man cries.
Hush, hush — now you sleep.

I did well. One life for another. You hear me, Guardian of the Orb, I did this all for you. Now, once more, withdraw your shadow from my domain.

Alexander. There isn’t much time. I can feel it. We must act swiftly. I will do whatever it takes.

Примечания и навбоксы[]

Advertisement